Биотату: вся правда о биотатуировках («сюэчин»)

Если бы мне кто-нибудь сказал, что красивую цветную татуировку можно сделать одним уколом иглы, я бы ни за что не поверил. Я и не верил до тех пор, пока знакомая, которая учится в Сорбонне, не приехала в Москву на каникулы, раскрашенная с ног до головы пестрыми узорами по последней молодежной моде… «Ксения, а что ты будешь делать, когда тебе надоест татуировка?» — спрашивал я. «Я ее сведу за неделю, это же не наколка, это — сюэчин».

Сюэчин — в примерном переводе с китайского означает «кровяная эссенция». За последние четыре тысячи лет искусство татуировки не менялась — все та же игла, пробивающая слой кожи и запихивающая в эпидермис краску. В 1891 году произошла первая и единственная революция в технике — американец О`Рейли изобрел электрическую машинку, которая до наших дней практически не изменилась. На российских просторах кустари-умельцы легко делают этот нехитрый прибор из электробритвы, приделывая к ней иголку.

Так было до 19 января 2000 года, когда в госпитале небольшого города Хуайнань помощник младшего врача Ли Нан сделал открытие, перевернувшее все мировое искусство боди-арта. Одна инъекция безвредных микроорганизмов в эпидермис — и через неделю в глубинном слое вашей кожи разрастается люминесцентными узорами колония микроорганизмов. Не понравилось? Пара инъекций пенициллина — и колония уничтожена. Захотелось снова? Снова инъекция, снова красочный узор. Противопоказания? Никаких. Напротив, считается, что этот вид микробов полезен для организма — он вырабатывает витамин D12. Минус лишь один — вы не сможете нанести тот рисунок, который вам захочется. Какой узор подарит вам сюэчин на этот раз — не знает никто.

Первой «подсела» на сюэчин американская молодежь — уже к февралю разноцветные узоры на торсах стали мелькать в музыкальных клипах и на страницах журналов. Не обошлось без курьезов — Ассоциация защиты прав афро-американского населения подала в суд на Ли Нана, обвинив его в расовой дискриминации и требуя… немедленно разработать вариант сюэчин, чей узор будет заметен на черной коже! После двухнедельного заседания суд отклонил иск под еще более смехотворным предлогом — Ли Нан не является гражданином США и не может регулярно ездить на заседания суда. Ассоциации было предложено на свои средства снабдить Ли Нана личным самолетом для ежедневных полетов по маршруту Хуайнань — Нью-Йорк, поскольку прямых рейсов нет. Ассоциация отказалась купить самолет «врачу-расисту» и дело было благополучно закрыто, причем сам Ли Нан узнал об этом процессе значительно позже.

К марту бум сюэчин перекинулся из США в Европу. Голландия купила лицензию на промышленное производство вакцины, клубная молодежь европейских стран встретила весну-2000 разноцветными узорами. До России, как обычно, доходило как до жирафа — с большим опозданием, несмотря на то, что родина биотатуировок к нам ближе всего. Лишь на майские праздники я нашел в русском интернете первое упоминание «сюэчин» и вышел на контакт с tattoo-салоном, занимающимся биотатуировкой в Москве. Такое отрицание боди-арта неудивительно — Россия, пожалуй единственная страна, где за годы советской власти половина населения успела посидеть в лагерях и тюрьмах, поэтому у нас, в отличие от всех цивилизованных стран, никогда не было культуры боди-арта, а само слово «татуировка» ассоциировалась исключительно с уголовной наколкой.

Идея раскрашивать свое тело с помощью подкожного рисунка рождалась у разных народов как минимум три раза. Может быть больше, но как нам узнать об этом сейчас? Самыми первыми татуировками принято считать египетские, сохранившиеся на мумиях и настенных рисунках. Татуировками щеголяли жрецы и приближенные фараона, возраст этих татуировок — 3500 лет до нашей эры.

Второй раз изобрели татуировки в Китае и Японии, кстати здесь впервые татуировка стала означать преступника, только не «зеки» украшали себя рисунками, а власти метили судимых. Кстати, такая практика дожила и до 20 века — в Британии во время первой мировой буквой «D» метили дезертиров, нацисты выбивали номера заключенным концлагерей, да и в сталинских лагерях официальные метки зеков не были редкостью.

Древние китайцы накалывали на лбу вертикальные линии, образующие иероглиф «ину» (собака). Японцы поступали гуманнее — они метили внутреннюю область плеча. Очень быстро мудрые восточные народы поняли, что зря отдали искусство украшения тела преступникам, и среди самураев пошла мода покрывать рисунками все тело. Правда область плеча они опасливо обходили стороной. Помимо самураев, татуировкой увлеклись и более низкие касты — они нашли способ преодолевать социальные запреты. Низшему сословию запрещалось иметь в одежде запретные цвета, поэтому они раскрашивали ими свою кожу, резонно полагая что кожа — это не одежда. А вот знаменитые японские гейши использовали татуировку с совершенно обратной целью — им строго запрещалось демонстрировать обнаженное тело, и они нашли выход — покрывались татуировками с ног до головы, оставляя свободными только лицо, ладони и ступни. Считалось, что татуировка заменяет одежду.

В Европе татуировки были в ходу например у кельтов, но развивающееся христианство отвергало культ тела, а следовательно и способы его росписи. Европа забыла про татуировку вплоть до 18 века, когда парусники стали достигать далеких океанских островов — оказалось что там аборигены изобрели татуировку в третий раз. В Океании искусство татуировки культивировалось веками — островитяне разрисовывали тело и лицо в надежде «испугать» приходящую смерть. Считалось что после смерти дух неизрисованного человека вынужден идти в ад. В 1769 году Джеймс Кук привез с острова Таити само слово tattoo а в качестве наглядного примера — сплошь истатуированного полинезийца, живую галерею, поразившую воображение европейцев. Вслед за путешественниками в море потянулись парусники с миссионерами — нести веру туземцам. Миссионеры еще держали себя в руках, но моряки возвращались назад, исписанные шикарными рисунками в память о путешествии. Именно в это время появился знаменитый образ морского пирата, усыпанного татуировками. Затем татуировки распространились среди сухопутного населения — литейщиков, горняков и прочего простого люда. Конечно, полинезийского великолепия им достичь не удалось, и темами татуировок стали сентиментальные или похабные рисунки.

В 19-20 веке распространилось искусство знаменитых уголовных татуировок. Они бывают сделаны неплохо, но искусством их назвать сложно — ведь это по сути не более чем зашифрованный код, где в рисунках и надписях содержится информация о статьях, сроках и статусе в криминальном мире, а порой и просто выражаются взгляды зэка на жизнь вроде знаменитой «СЛОН» — «смерть легавым от ножа».

Боди-арт, искусство украшения тела не имеет ничего общего с уголовными наколками. Этнические тотемные и кельтские орнаменты, фантастические и космогонические изображения — все это боди-арт. Изобретение сюэчин сделало революцию не только в технике татуировок, оно подарило художникам невероятные узоры, до которых не мог додуматься человеческий разум и человеческая логика.

История возникновения сюэчин незамысловата и в то же время крайне забавна — сами люминесцентные бактерии известны с 19 века, а в лаборатории китайского госпиталя штамм безвредных микроорганизмов использовался для «татуировки» внутренних органов. До этого могли додуматься только китайцы — они вводили пациентам штамм например в печеночную вену, за неделю штамм разрастался по пути всего низлежащего кровяного русла, а затем делалась флюорография. Пациент тут же получал курс антибиотиков для уничтожения «татуировки на печени», а лечащий врач получал неплохой снимок, показывающий во всех подробностях кровоснабжение органа. Ли Нан не был врачом, 18-летний практикант просто подрабатывал ночными дежурствами. И когда девушке, лежащей с диабетом, вдруг стало плохо, а врача поблизости не оказалось, Ли Нан решил сам сделать ей инъекцию инсулина и перепутал ампулы, вколов вместо инсулина колонию люминесцентных бактерий. А поскольку подкожных инъекций толком делать не умел, насквозь кожу не проколол и раствор вошел в центральный слой эпидермиса, где через неделю благополучно разросся, образовав красивый сиреневый орнамент. История открылась и Ли Нан был исключен из медицинского колледжа, с позором выгнан из госпиталя и непременно попал бы под суд, но девушке татуировка понравилась, а она оказалась из влиятельной семьи и дело замяли. Оказавшись на улице, несостоявшийся медик открыл в себе талант менеджера — он запатентовал изобретение и с помощью той же девушки открыл первый в мире салон биотатуировки. Затем провел блестящую рекламную кампанию в интернете и стал продавать лицензии американским салонам. Остается лишь добавить, что на сегодняшний день состояние Ли Нана насчитывает более 116 миллиардов юаней, он живет в Пекине, девушка стала его женой и они ждут уже второго ребенка.

Найденный мною московский tattoo-салон на деле оказался квартирой частника, единственная комната использовалась как склад и была до потолка заставлена коробками с дискотечной обувью, а сам хозяин жил и работал на кухне. Узнав что я журналист, парень сильно изменился в лице, но я пообещал не называть его имени и постепенно мы разговорились. Татуировками М. никогда не занимался, а занимался тем, что раньше называлось фарцовкой, а теперь носит гордое имя «бизнес» — они с друзьями закупали в Голландии модную одежду и сбывали на дискотеках. Ампулы с раствором голландские — купили небольшую партию, понравилось. Кто учил делать биотатуировку? Да никто, объяснили как колоть чтобы не проколоть кожу насквозь, вот и все. Качественная ли вакцина? На, посмотри упаковку. Рассматриваю цветную коробочку, напоминающую упаковку от презервативов. И главный вопрос — сколько стоит биотатуировка? Ответ: 100$. А сколько стоит ампула в Голландии? На этот вопрос М. не ответил. По сравнению с художественной «наколкой» это терпимо — профессиональные салоны берут от 5$ за квадратный сантиметр, а я читал что американцу Джорджу Рейджеру «картинная галерея» героев Диснея обошлась и вообще в 9 тысяч USD — на его теле вытатуировано более трехсот диснеевских персонажей: под мышкой — кролик Роджер, под сердцем — Алладин, на животе — Русалочка и компания, а на самом интимном месте — 101 далматинец.

Интервью закончено, деньги отсчитаны. С собой возьмешь ампулу или тебе сейчас сделать? Мне смешно — представляю как в обычном tattoo-салоне мастер спрашивает: колоть тебе наколку или возьмешь иголки с краской домой? Нет уж, давай коли по всем правилам. Привычным жестом М. распечатывает шприц — обычная «инсулинка». Ловкий щелчок пальцами — носик ампулы отлетает в угол. Куда колоть? Ну например в плечо, ведь в Японию я вряд ли попаду в ближайшие годы. Кончик иглы касается кожи. А спиртом протереть? Нельзя — спирт убьет бактерий. Игла входит на пару миллиметров, под ней вздувается небольшой бугорок. Все. Когда будет результат? В течение недели. А может не прижиться? Да, может организм не принять, но такое случается редко. Деньги не возвращаются, — поспешно добавляет М. Как ухаживать за татуировкой? Не чесать плечо ближайшие десять минут — пусть впитается. Не принимать антибиотиков и вообще с лекарствами поосторожнее. Мыться можно? Сколько угодно, а еще совет — походи по ночным дискотекам, сюэчин изумительно светится в ультрафиолете. Как свести? Любыми антибиотиками, курса таблеток достаточно. Где еще делают биотатуировки? Нигде, в tattoo-салонах пока об этом и не слышали, только у частников. Аккуратно, но настойчиво М. теснит меня к двери. А почем обувь? Машет руками — обувь не продается, иди. Лязгает железная дверь, визит окончен.

Татуировка появилась уже к утру, за неделю разрослась до размеров сигаретной пачки — стандарт, которым измеряются обычные наколки, — и продолжает расти во все стороны. «У тебя хорошее биополе», — говорит Ксения и показывает французский каталог. Оказывается сюэчин уже успело обрасти легендами — считается что ее рост напрямую зависит от биополя человека. В Европе на полном серьезе выходят трактаты, рассказывающие о медитации над сюэчин, связи с космосом. Новоявленные шаманы проповедуют техники «управления сюэчин с помощью мысли», современные гадалки учат предсказанию судьбы по сюэчин. Когда я узнаю что сюэчин называют «рисунком души» и «знаком Христа» мне становится не по себе.

Впрочем это понятно — разве может новомодное явление не обрасти мистикой и загадками? А вот что думают по поводу сюэчин российские медики и органы власти? Получила ли технология официальный сертификат? Как и следовало ожидать, всюду только разводили руками — мол, первый раз о таком слышим. Первым человеком, кто смог рассказать о биотатуировке, оказалась врач моей районной поликлиники Инна Семеновна Погонян.

корр: Как вы относитесь к биотатуировке?

ИС: А как мне относиться? Это не мое дело. А видела часто, да. Особенно девчонки, говорю: больная, раздевайтесь до пояса, прослушаю, она майку стягивает, а там эта дрянь.

корр: Почему дрянь?

ИС: А как еще назвать? Микробы — они и есть микробы, давайте теперь лишаем еще обрастем для красоты, да? Вшей заведем? Может чесоточного клеща поселим — он ходы красивые прогрызет — так у вас получается?

корр: Вам известен случай чтобы биотатуировка нанесла вред организму?

ИС: А как же — у одной дурочки аллергия была, так ее организм поначалу дал такую реакцию что она вся сыпью покрылась и с температурой 40 слегла на три дня. Они же колят и не проверяют кто аллергик а кто нет. В Европе проверяют, а в нас: тук из-под полы — и разбежались. А другая дура с моего участка вообще чуть не умерла, в реанимации еле откачали.

корр: Неужели так опасно?

ИС: Нет, эта-то просто дура. Был у ней грипп с осложнением — воспаление легких, так я к ней две недели домой ходила, а она лечиться отказывалась, боялась татуировку свести. Горчишник поставит — и все. Ну и доигралась, в последний момент мать неотложку вызвала. Еще день — и конец.

корр: Сошла татуировка?

ИС: И нет! Самое смешное-то, эта ваша бактерия тоже когда сведется, а когда и нет. Подруга рассказывала — у нее на участке больная, у которой татуировка была на колене, а дала росток вверх и на лицо. Вторую неделю сидит дома, боится в институт выйти, глотает таблетки горстями — а ей хоть бы хны, только потускнела немного. Сейчас ей инъекции ампиокса назначили и кварцевое облучение, не поможет — будем капельницу ставить.

Узнав что я тоже сделал биотатуировку, Инна Семеновна махнула рукой и отказалась со мной продолжать беседу, записав в моей карточке какую-то пакость.

За более полной консультацией я обратился к доктору кожновенерологических наук, руководителю медицинского центра профилактики, лечения и выделки кожи, Евгению Граблевскому.

корр: Евгений Проханович, как вы с медицинской точки зрения оцениваете вред биотатуировок?

ЕП: Очень своевременный вопрос. Буквально на прошлой неделе мы получили из Министерства здравоохранения образцы вакцин и заказ на проведение сертификационных исследований. Лабораторные тесты показали что основу вакцины составляет штамм палочки Висмарка.

корр: Что это значит?

ЕП: В принципе этот вид микроорганизмов безвреден для человека и животных, он и в естественных условиях живет на коже человека и на поверхности внутренних органов. Этот штамм отличается тем, что вырабатывает безвредный люминесцентный пигмент.

корр: Я слышал что бактерия выделяет полезный витамин D12…

ЕП: Вы спрашиваете моего мнения? Это ересь, микроорганизмы вообще не способны вырабатывать витамин D12 хотя бы потому что размер его молекулы в триста тысяч раз превышает размер самого микроорганизма! Спросите в любой аптеке, пусть вам покажут упаковку D12 — это круглые шарики, которые в принципе не могут плавать в крови или кататься под кожей — они расщепляются в желудке.

корр: Вы проводили обследование людей, сделавших биотатуировку?

ЕП: Такой задачи перед нами не ставилось, ведь в нашем центре нет стационара. Но мы провели серию экспериментов на животных. Опыты на морских свинках не дали никаких видимых результатов — возможно причиной тому густая шерстка животных. При попытке раздвинуть шерстку, свинки вели себя агрессивно, поэтому исследование пришлось приостановить. У нас очень плохое финансирование, наши лаборанты вынуждены покупать свинок за свои деньги на птичьем рынке, поэтому в нашем центре принято уважать их мнение.

корр: Значит самих татуировок вы не видели?

ЕП: Нет, у нас очень плохое финансирование.

Осталось непонятным чье же мнение «уважает» господин Граблевский — мнение своих лаборантов или морских свинок? Казалось мы уже привыкли ко всему, но подобная халатность в отношении своих прямых обязанностей не может не удивлять. И я поехал в подмосковный город Павло-Посад, где обратился во Всероссийский госпиталь военно-экспериментальной хирургии по борьбе с дерматитом и чесоткой при храме Святой угодницы Светланы всех Скорбящих дикой радости святых последних дней. Директор госпиталя оказался пожалуй единственным человеком, который был хорошо осведомлен о биотатуировках. К сожалению, он взял с меня слово не разглашать нашу беседу, поэтому могу сообщить лишь в общих чертах — никаких государственных исследований и сертификаций технологии пока не проводилось и в будущем чиновники не намерены этим заниматься — им не нужны лишние хлопоты с сертификацией tattoo-салонов, они предпочитают чтобы нас кололи как прежде сейчас — из под полы сомнительным шприцем.

Последняя инстанция, до которой мне удалось достучаться — Жанна Натальевна Хвербипень, председатель мандатной комиссии министерства солдатских матерей при всероссийском Госстрахе массового сознания. Разговор с этой истеричной и манерной дамой у меня не сложился — не успел я раскрыть рта, как на меня посыпался шквал обвинений в упадке молодежной культуры и наркомании. Почему вдруг наркомании? Очевидно в голове Жанны Натальевны татуировки и наркотики прочно ассоциируются по наличию иглы.

Вот значит что у нас получается — как всегда плетемся в хвосте Европы, узнаем все в последнюю очередь, получаем в наследство огрызки передовых технологий. Больно за Россию. Я призываю всех, кому не безразлична судьба сюэчин в России, объединиться и создать независимую организацию, которая будет бороться за наше право носить сюэчин. Пишите по адресу.


© Леонид Каганов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *