Как меня в детстве использовали в политических целях и чем это закончилось

3233fb6a8b4bfdce9c4a890d59ee7470

Как меня в детстве использовали в политических целях и чем это закончилось

Депутаты Ленобласти вышли с законодательным предложением. Не пускать в соцсети детей до 14 лет. Это, понятно, отголосок антикоррупционных «детских митингов». Слова возмущения лились ручьем. Дети невинны и ничегошеньки не понимают. Преступно и подло использовать их в политических целях.

Я вспомнил свое советское детство. Советские детства нынче принято идеализировать. Но я вспомнил. И понял, что все детство меня безбожно использовали.  

С политикой мне не везло. Со второго класса. Тогда умер Брежнев. Учительница едва сдерживала слезы. И мы сильно переживали. Говорили, что теперь начнется атомная война. Учительница не развеяла наших опасений. Скорее – наоборот.

Успокоил меня папа. Дома. Он сказал как-то деликатно. Как-то интеллигентно. Но я запомнил по-своему. Жестко, прямо скажем, запомнил.

На следующий день учительница принялась взахлеб рассказывать про Брежнева. А я поднялся и говорю:
– А мне папа сказал: «Умер – и черт с ним».

Повисла неловкая пауза. После которой учительница выразила желание поговорить с моим папой. Я думал, ей просто захотелось поговорить с умным человеком. Я ошибался.

А потом, уже в другой школе, мы собирали какую-то фигню в помощь английским шахтерам, угнетаемым премьер-министром Маргарет Тэтчер. Вообще говоря, мы вмешивались во внутренние дела другого государства. Финансировали внесистемную оппозицию, которая, вполне возможно, хотела раскачать британскую лодку. 

Впрочем, мы собирали не деньги. А именно фигню. Кто-то принес набор цветных карандашей. А мой приятель Владька – книжку про пионеров-героев. На русском языке. Думаю, без этой книжки английским шахтерам ну никак не бастовалось.

Не хочу хвалиться, но я уже тогда выразил сомнение, знают ли английские шахтеры русский язык. Классная руководительница мгновенно ощерилась:
– Ты бы, Сташков, лучше сам что-нибудь принес.

Я обратился к папе. Папа меня шокировал.
– Знаешь, сынок, – сказал он, – английские шахтеры живут гораздо лучше советских инженеров.
Как нетрудно догадаться, папа был инженером. 

Но что-то в пользу шахтеров мне выдали. Я сдал. И присовокупил отзыв папы об уровне жизни их шахтеров и наших инженеров. Ну да – дурак. Так ведь дети – они же ничегошеньки не понимают.

Классная руководительница выразила желание поговорить с моим папой. Тогда я понял, что все они хотят с ним говорить не потому, что он умный. А по другой причине. И эта причина – я. Дети тоже иногда что-то понимают.

Я исправился. И даже получил должность политинформатора. Рано утром я слушал радио, а потом пересказывал услышанное.

Однажды я рассказывал об ирано-иракской войне.
– А ты за Иран или за Ирак? – спросили меня.
– За Ирак, – ответил я.
– Почему ты за Ирак? – спросила классная руководительница.
– Название больше нравится.

Меня обвинили в политической близорукости. А близоруким было советское радио. Из него решительно нельзя было понять, кто в этой войне хороший, а кто плохой. Я и до сих пор не знаю.

Мне наскучило. Я сам перестал ходить на свои политинформации. И был переведен на унизительную и номенклатурно-ничтожную должность цветовода.

В моей политической жизни наступило затишье. А затем – подъем. Небывалый даже по нынешним временам.

Я околачивался у Гостиного двора. Защищал Гдляна с Ивановым и агитировал против сохранения Советского Союза.

В январе 91-го я ходил от ТЮЗа до Дворцовой. В поддержку Литвы. Между прочим, я еще был школьником. В августе 91-го я буду уже студентом.

Говорят, школьники ничего не понимают. Выходит, понимают взрослые.

Давайте проверим.

Дмитрий Киселев и в те времена был взрослым. И, видимо, тоже защищал Литву. Поскольку в 94-м получил литовскую медаль. А сегодня на канале «Россия» он поет совсем другие песни. И медаль у него отобрали.

А я был ребенком. И никакой награды мне не дали. Но я защищал Литву. И сегодня бы защищал. Мои детские убеждения остались неизменными.

Значит, я, ребенок, тогда кое-что понимал. А взрослый Киселев ничего не понимал.

Нет уж, если запрещать митинговать – так всем. И взрослым и детям. Причем взрослым – в первую очередь.                

Источник

© 2017, Знать надо!. Все права защищены.

Be the first to comment

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Top