Беларусь накануне грандиозного шухера

abd2caf7d666718e8712250c1c6c9c4c

Беларусь накануне грандиозного шухера

Совершенно неожиданно не только для внешних, но и для внутренних наблюдателей в Беларуси сложилась предреволюционная ситуация. Вызрел и вот-вот лопнет нарыв, похожий на тот, что был в Украине перед Майданом. Из-за чего начались и к чему могут привести протесты в Беларуси? Об этом в материале Дмитрия Галко, журналиста издания «Белорусский партизан», который несколько лет был корреспондентом в Украине — сначала на Майдане, а потом и на донбасском фронте. 

Что вообще происходит

Вот уже месяц, как в Беларуси проходят акции протеста, по которым никогда не бывавший в провинции минчанин может изучать географию своей страны, а культурологи с антропологами — фиксировать региональные особенности и черты народонаселения. 

Если брать географию, то ситуация зеркально противоположна украинскому Майдану — восточные и южные регионы протестуют значительно активнее, чем западные.

Почему так?

Хотя в Беларуси разделение на «Запад» и «Восток» менее выражено, чем в Украине, оно всё-таки существует и носит примерно тот же самый характер. Но вот эта волна идущих протестов — впервые со времён перестройки и первых лет независимости вызвана не столько ценностной или же цивилизационной ориентацией, сколько ситуацией в экономике. Чтобы не вдаваться в подробности, опишем её одним ёмким словом — шиздец.

Шиздец в западных регионах выражен меньше, потому что здесь больше людей занято в неформальной экономике, читай — челночничестве и контрабанде.

Активнее протестуют там, где жители сильнее завязаны на государственные промышленные предприятия. И где они либо стоят, либо, говоря по-беларуски, «ліпяць», то есть находятся в состоянии упадка. В наиболее сытых городах — а это центры нефтепереработки (Новополоцк) и добычи калийных удобрений (Солигорск) — акций протеста не проводили.

В акциях участвуют от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Наиболее масштабные акции, которые, предположительно, соберут десятки тысяч протестующих по всей стране, запланированы на 25 и 26 марта. Основные события ожидаются в беларуской столице.

Из-за чего сыр-бор

Формальным триггером протестов стал президентский Декрет № 3, который имеет витиеватое официальное название «О предупреждении социального иждивенчества», или простонародное — «декрет о тунеядстве».

Согласно этому документу, коротко говоря, если ты полгода официально нигде не работаешь, то должен заплатить государству около 200 долларов. Потому что оно считает, раз ты не работаешь, значит, жируешь тайком от него и пользуешься социальными благами на халяву. Государство так и говорит: Декрет «помогает реализовать принципы социальной справедливости».

Таких халявщиков государство насчитало аж 470 тысяч человек. Это 10% от экономически активного населения страны (около 4,5 млн человек), при том что официальный показатель безработицы колебался в районе 1%.

Самым масштабным протестом против Декрета № 3 стала не какая-либо уличная акция, а массовый саботаж уплаты «налога на тунеядство» — его заплатила только десятая часть тех, кто получил «письмо счастья». Так назвали в Беларуси повестки с требованием оплатить «тунеядский» налог.

Однако протесты не пошли на спад даже после того, как президент вроде как объявил мораторий на уплату налога.

Что само по себе было большой победой. Президент Беларуси как-то сказал о себе: «Меня можно убить, повесить, утопить, но не наклонить». Это значит — не заставить пойти на уступки, отказаться от своих решений. Про европейских политиков, как раз идущих на уступки, Лукашенко в своей грубой манере однажды отозвался — мол, «у них нет яиц».

И вот он внезапно, взяв эти свои железные «яйца» в кулак, пошёл на попятную, и на словах отказался от своего любимого детища. По крайней мере, пообещал, что налог не станут собирать в этом году.

Помогло? Не помогло.

«Приостановка Декрета дала неожиданный результат: из лозунга «Нет Декрету № 3 — Лукашенко, уходи!» исчезла первая часть», — пошутил тви-блогер Дунин-Марцинкевич.

Власти находятся в недоумении и подозревают тут какое-то подлое коварство.

Ну как же так? Мы им навстречу идём, а они всё равно на рожон лезут?

Россия тут при чём

Как было сказано в самом начале, основной мотор протестов — аховая ситуация в экономике. У пана атамана нема золотого запасу. Впервые за историю независимой Беларуси страну накрыл кризис, из которого не видно выхода.

Связан этот кризис со множеством факторов, но есть три основных:

резкое сокращение поставок нефти Россией, а значит, уменьшение возможности зарабатывать на нефтепереработке, что было основным доходом Беларуси. Отказ со стороны РФ простить долг за газ, составляющий уже порядка 600 млн долларов;

усыхание российского рынка в целом;

препятствие со стороны России попыткам Беларуси заработать на реэкспорте санкционных продуктов из стран ЕС.

Почему, собственно, не видно выхода?

Раньше все проблемы с Россией решали в формате бесхитростного бартера «нефть в обмен на поцелуи». Она Беларуси — нефть, а Беларусь ей — комплименты и заверения в вечной преданности.

Это больше не работает.

А почему не работает?

Потому что Россия после «Крым наш» — это совсем другая страна. Воинственная империя, грозящая миру, на уровне руководства нуждается в других союзниках, а на уровне населения — в других героях.

Вполне себе официальные лица в России уже почти прямым текстом обвиняют Лукашенко в предательстве: аннексию Крыма не признал, агрессию на Донбассе осудил, помощь в Сирии не предложил, разместить российскую военную базу у себя не позволил, при этом развёл в стране национализм и русофобию.

Но это бы ещё ладно, в Кремле всегда недолюбливали Лукашенко. Так теперь его и простые россияне разлюбили.

Ведь как любили раньше — за чистоту, порядок, сады и огороды, строгий, но справедливый нрав. Его любили, а своё руководство — не очень. Когда Лукашенко, бывало, обрушивался с критикой на российские власти, россияне его слушали и кричали с трибун: «батька — молодец!», «всех уделал!», «белорусы, берегите его!», «эх, нам бы такого!» и т. п. Тогда Кремлю приходилось сдавать назад под натиском этой всенародной симпатии к «батьке».

Этого больше нет и уже не будет. Воинственной империи не очень интересны садоводы-огородники — ей подавай берсерков, готовых превратить врага в «ядерный пепел».

Лукашенко не берсерк, хоть иногда и прикидывался им довольно правдоподобно. Из беларусов он, которых кто-то остроумно однажды назвал «хоббитами европейского леса».

Ну какой может быть союз между хоббитами и орками? Это противоестественно.

Лукашенко ещё не понял, насколько это всерьёз — что различие между Беларусью и Россией стало непоправимым. Но уже начинает догадываться. 

Беларусы в имперские игры не играют, им это всё непонятно и чуждо. У них пацифизм, здравый смысл и свой огород.

Иными словами, договориться, как раньше договаривались, уже едва ли удастся. Условия, которые Россия, вероятно, выдвигает на закулисных переговорах, для беларуской стороны неприемлемы.

А значит, в ближайшее время мешка денег, которыми можно задобрить недовольных, не будет.

Протесты и «рука Москвы»

Любая диктатура всегда и везде обвиняет протестующих против неё в том, что они — марионетки в руках внешних враждебных сил. Беларусь тут не исключение.

Но если раньше такой внешней силой был коварный Запад, то сейчас, когда с ним пытаются наладить отношения, чтобы спастись от наступающего экономического краха, пришлось от излюбленного жупела отказаться.

Это породило шизофреническую ситуацию. С одной стороны, по государственным телеканалам крутят фильм, в котором пугают беларусов «майданутыми» и «бандеровцами» — они, мол, приедут и устроят тут «Хатынь с Одессой». А с другой — сам президент и другие официальные лица прозрачно намекают, что воду мутит Россия.

Как раз второе утверждение имеет под собой основание — Россия мутит.

Например, в популярной среди беларусов социальной сети «Одноклассники» функционирует свежесозданная и быстрорастущая группа под актуальным названием «Тунеядец.Бай».

Невнимательному взгляду она может показаться обычной протестной группой. Значительную часть материалов в ней составляют репосты новостей независимых беларуских СМИ, связанных с акциями протеста, задержаниями и т.п.

Но при внимательном рассмотрении оказывается, что группа эта продвигает тему восстановления СССР, воспевает советское прошлое, отрицает беларускую независимость и недвусмысленно намекает, что «Путин лучше Лукашенко». И ещё она вся пронизана антисемитизмом — явлением, совершенно несвойственным для Беларуси.

Группа активно обновляется, там регулярно постят видеоблогеров, выступающих с критикой беларуских властей и призывающих к их свержению. Некоторых из них уже идентифицировали как россиян, выдающих себя за беларусов.

Ну, или вот ещё пробный шар — несколько утырков попытались завести участников протеста криками «Слава России!» в Витебске, откуда до границы с РФ рукой подать. Правда, сотни протестующих ответили на провокацию дружным «Жыве Беларусь!».

Очень странный инцидент произошёл в Орше. Во время задержания оппозиционного политика Павла Северинца журналисты засняли машину, куда его затолкали, а она была буквально обвешана российской символикой.

Явно избыточное количество символики наводит на мысли об её демонстративном предназначении. В кадр попала только часть. По словам журналистки, которой удалось заснять задержание политика (её потом также задержали), в салоне были ещё георгиевские ленточки и флажки.

Вот это как раз нечто очень странное — словно уже беларуская власть умышленно для чего-то разжигает (и без того существующие) антироссийские настроения у протестующих.

На очереди Майдан и оккупация?

Беларуские власти сами себя запугали и пытаются запугать остальных беларусов призраком Майдана, который в беларуских условиях как раз совершенно нереален. 

Несмотря на утверждения противников Майдана, которые говорят, что он был государственным переворотом, на самом деле Майдан являлся инструментом давления оппозиции на власть, фактором отчасти публичных, отчасти закулисных переговоров. (Пока не перерос в законное восстание народа против коррумпированных политических элит, не достигшее, впрочем, успеха.)

Майдана в Беларуси не будет. Потому что в Беларуси нет политики. Нет площадки переговоров. Нет предмета переговоров. Договариваться некому.

Нет и тех, кто способен обеспечить поддержку длительного существования протестного лагеря. Беларуских Порошенко и Кличко, условно говоря.

Майдан потребил тонны дров и еды. Из регионов регулярно курсировали чартерные автобусы, подвозившие желающих принять участие в протестах. А чего стоила безостановочная работа огромной сцены? Да, большой вклад внёс в Киеве и других городах стихийный краудфандинг. Но значительную часть обеспечили деньги тогда оппозиционных политиков.

Это не значит, что в Беларуси не может быть революции. Как раз наоборот. Революции могут совершаться в течение нескольких дней, когда наступает момент.

Развитие ситуации будет зависеть от мудрости (или, наоборот, глупости) беларуской власти.

Пока что она склонна совершать глупости — по стране уже более 200 задержанных за участие в акциях протеста. Некоторые задержания были очень брутальными. Кроме оппозиционных политиков и активистов, к арестам которых все давно привыкли, задерживали журналистов, популярных «народных» видеоблогеров, пенсионеров, совсем ещё юных девушек, многодетных матерей и… велосипедистов.

Всё это может в итоге иметь эффект Врадиевки, который по-настоящему «выстрелил» после разгона ещё совсем малочисленного Майдана в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2013 года.

На эти репрессии в Беларуси накладываются также ставшие довольно частыми случаи ментовского беспредела, не связанного с политикой в каком бы то ни было виде.

Менты то помочатся на задержанных подвыпивших подростков, то изобьют до смерти заключённых, то расстреляют до полусмерти человека в новогоднюю ночь, приехав по вызову на шум в квартире, и попытаются его же обвинить в нападении. А Лукашенко скажет об этом — мол, так и надо, так будет с каждым.

Суды сажают за порнокартинки, которыми ты с кем-то поделился по почте, дают огромные сроки за раскуренный на троих косячок, 12 лет влепили девушке за таблетку экстази в кармане, привезённую с Кипра.

Мягко говоря, любви к милиции это не добавляет.

А тут ещё министр МВД Беларуси, к слову, уроженец Луганщины, щеголяет на параде в форме МВД. Потом заявляет, что он ею гордится. И устанавливает возле здания министерства памятник городовому времён Российской империи.

При нём ментов в Беларуси стали по-настоящему ненавидеть и презирать.

Это значит, что в ответ на жестокий разгон масштабных акций протеста в столице, если власти на него пойдут, беларусы уже не разбегутся и не попрячутся, как мыши под веником, как это было в декабре 2010 года. В конце концов, как у любого народа, у них тоже есть чувство собственного достоинства.

Могут и отпор дать.

Такой расклад создаёт огромную угрозу — если не введения российских войск под соусом восстановления порядка (что предусмотрено договором ОДКБ), то превращения Беларуси снова в страну-изгоя, что привяжет её к России уже намертво.

«Хуже уже не будет»

Пугает ли беларусов такая перспектива? Пугает. Но уже не очень. По крайней мере, недостаточно, чтобы заставить их по-прежнему «хавацца ў бульбу».

Наиболее частый ответ участников протестов на вопрос журналистов о такой опасности: «Хуже уже не будет». 

Особенно сильно это настроение в регионах. Там люди плачут, кричат, трясутся от злости, плюются и кроют власти последними словами.

Потому что относительно недавно всё росло и цвело, и верилось в обещанные государством золотые горы в ближайшем будущем (к 2015 году у беларусов должна была быть средняя зарплата в 1000 долларов, например), а сейчас даже элементарное выживание стало затруднительным.

На этом фоне Лукашенко рассекает на Maybach, подаренном ему неизвестно за что неким российским олигархом, и, по выражению одного из участников акции протеста в Пинске, «летает на золотом унитазе» (в бывшем самолёте Туркменбаши, отделанном с восточной роскошью, который был куплен за бюджетные средства для нужд беларуского президента). Строит очередные резиденции, приглашает к себе забавы ради высокооплачиваемых клоунов вроде Депардье и Сигала, до этого бывших в употреблении у Кадырова.

Беларусу со средней зарплатой понадобилось бы вкалывать на такое несколько жизней.

К протестующим присылают сытых и хорошо одетых идеологов, которые рассказывают им, что они своего счастья не знают. Бросают на них наглых горилл в штатском, чтобы они хватали и тянули этих потрёпанных и замученных людей в тюрьмы.

Ну или вот взять министра труда и соцзащиты Марианну Щёткину, одного из авторов злосчастного Декрета № 3.

Министр соцзащиты заявляла беларусам, что для мужчины не должно составлять труда заплатить «налог на тунеядство» за жену-домохозяйку; нужно не жаловаться на низкие пенсии, а «воспитывать детей», чтобы помогали в старости; и что «никто от голода не умрёт», заплатив тот самый налог, просто надо «крутиться», работать на 2–3 работах. Мало работаете, беларусы.

Эта прекрасная дама построила себе коттедж, ориентировочная стоимость которого составляет около 1 млн долларов.

Контраст между участниками протеста и противостоящими им властями стал слишком вызывающим. Учитывая, что в телевизоре Беларусь всё так же выдают за социальное государство, а президента — за всего такого из себя «народного», это начинает многих беларусов конкретно бесить.

Если власти срочно не одумаются, не посыплют голову пеплом и не пойдут на радикальные изменения в своих взаимоотношениях с народом, то, как говорится, «чует моё сердце, что мы накануне грандиозного шухера».

Возможно всё, что угодно.

Источник

© 2017, Знать надо!. Все права защищены.

Be the first to comment

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Top